Home | Uncategorized | Иран поможет восстановить мечеть в Шуши

Иран поможет восстановить мечеть в Шуши

В начале декабря власти Нагорно-Карабахской Республики поставили точку на обвинениях со стороны Азербайджана в уничтожении памятников исламской культуры.

7 декабря министерство экономики НКР и иранская компания Part Saman jahan Co., специализирующаяся на проектировании геотехнических, структурных и промышленных объектов, подписали акт o приеме и сдаче проекта реконструкции Верхней мечети города Шуши, известной как мечеть Гоухар-ага. Мечеть находится под охраной правительства Нагорно-Карабахской Республики.

Общий вид мечети

Проект дизайна мечети был выполнен по заказу Управления по туризму и охране исторической среды, действующего при министерстве экономики республики. Реализовали его известный иранский архитектор Саид Нахаванди и его команда специалистов. Спонсировать проект взялся армянский фонд «Возрождение восточного исторического наследия». В каком качестве будет служить архитектурный памятник после реконструкции, пока неизвестно, ведь в Арцахе не проживает мусульманское население. Возможно, здание будет служить музеем, одновременно предоставляя мусульманским гостям республики вохможность совершать свои религиозные обязанности – совершать намаз.

По словам заместителя министра экономики Сергея Шахвердяна, восстановление мечети Гоухар-ага имеет важное значение для Арцаха с точки зрения сохранения его историко-культурологического наследия, т.к. каждый исторический памятник на территории НКР является собственностью народа Арцаха, независимо от религиозной или культурной принадлежности.

Интерьер мечети в настоящее время

Выбор иранской компании в качестве подрядчика неслучаен. Дело в том, что мечеть Гоухар-ага, как и другие исламские памятники на территории НКР, представляет собой памятник иранской архитектуры и напоминает об исторических связях Персидской империи с Южным Кавказом и Арцахом в частности. Чтобы понять эту связь, обратимся к истории.

Помимо уникального географического расположения города (на высоте 1300-1500 м над уровнем море), Шуши имеет богатое культурное наследие и уникальную историю. Археологические данные свидетельствуют о том, что Шуши играл роль военного укрепления княжества Варанда уже со средних веков. Упоминания о крепости встречаются в трудах персидских и арабских авторов IX-XIV вв. под названием Каркар. Ряд находок свидетельствуют о связях между жителями крепости с государством Урарту (IX-VI вв. до н.э.).

Одним из главных свидетельств принадлежности города к армянской культуре являются хачкары, датируемые X веком. В музее рукописей Матенадаран в Ереване хранится Евангелие XV века, переписанное в Шуши. Найдены на территории города и армянские кладбища.

После раздела армянского царства между Османской и Персидской империями на территории Карабаха продолжали существовать небольшие княжества уже в составе Персии. Карабахские князья – мелики сохраняли широкие полномочия и, как пишет известный писатель Раффи в своей книге «Меликства Хамсы», величием и богатством походили на царей каждый в своем княжестве. Особенно тесные связи мелики имели с Надир-шахом Афшаром, который и объединил карабахские пять меликств в Хамсу. Мелик княжества Дизак Еган даже получил титул хана от Надир-шаха и входил в его ближайшее окружение. Существуя на протяжении веков в составе одного государства, Иран оказал большое влияние на культуру и быт народов Южного Кавказа. Следы иранского влияния можно найти на территории НКР по сей день – хозяйственная утварь с каллиграфией, рукописи, монеты и т.д.

Многочисленные тюркские племена неоднократно пытались завоевать Карабах. Одному из них – племени джеваншир во главе с Панах Али ханом — даже удалось, используя внутренние разногласия между меликами и борьбу за власть в Иране после смерти Надир-шаха, провозгласить создание Карабахского ханства, просуществовавшего всего полвека. После русско-персидской войны и заключения Гюлистанского договора в 1813 году Карабахское ханство вошло в состав Российской Империи, получив название Карабахской провинции.

Шуши получил статус города в 1847 году. Население составляло более 15 тысяч, 55% из них были армяне. Один из самых развитых городов Закавказья, Шуши располагался на торговом пути между Российской Империей и Ираном. Развитие торговли и ремесла в городе  привели к тому, что в Шуши съехалось и закавказское тюркское население региона. В городе появилась многочисленная шиитская община, которая компактно заселила нижнюю часть города, где начали активно строиться мечети, медресе и другие исламские учреждения. Таким образом, город оказался разделен на христианскую (армянскую) и мусульманскую части.

Среди построенных в конце XIX века исламских архитектурных памятников оказалась и мечеть Гоухар-ага (Говхар-ага) или Верхняя мечеть (Джуме). Она являлась главной мечетью мусульман города до начала ХХ века. Построена мечеть в 1883 году по чертежам иранского архитектора Кербели Сефи Хана. Мечеть была заново реставрирована по желанию жены персидского Фатх Али-шаха Каджара и дочери сына Панах Али хана Ибрагима Гоухар (Говхар), в честь которой и получила свое название мечеть. На территории мечети располагалось медресе. Еще одним свидетельством принадлежности мусульманских памятников Карабаха, и мечети Гоухар-ага в частности, к иранскому культурному наследию являются надписи на фарси (персидском).

В начале ХХ века отношения между армянами и местным мусульманским населением обострились. Конфликт разгорелся до такой степени, что в августе 1905 года начались открытые столкновения: сотни армян погибли, а армянская часть города была сожжена. Оставшиеся армяне стали распродавать свои дома и покидать Шуши.

В 1918 году, когда Карабах был включен в Закавказскую Демократическую Федеративную Республику, тюрки приступили к уничтожению армян и разграбили город. После установления советской власти и включения Карабаха в состав новопровозглашенной Азербайджанской ССР, административный центр из Шуши был перенесен в Вараракн (Степанакерт) с целью снизить роль Шуши в жизни Карабаха. Руины армянской части города было приказано снести полностью. Попытки армян восстать против установившейся власти в 1920 году привела к событиям, известным, как Шушинская резня.

В годы СССР роль церквей и мечетей была сведена к минимуму. Многие из них перестали действовать, сохраняясь в виде архитектурных памятников. Когда в 1988 году началось карабахское движение за выход из состава Азербайджана, многие азербайджанцы перебрались из Степанакерта в Шуши, сконцентрировав в городе свои силы, а армяне были вынуждены оставить свои дома. За этот период были разграблены и осквернены армянские церкви города.

9 мая 1992 года армянские силы освободили Шуши, и азербайджанское население покинуло город. В ходе операции по освобождению города серьезный ущерб был нанесен по всей инфраструктуре Шуши, в том числе пострадали мечети и церкви. За послевоенные годы власти НКР уделяли особое внимание делу восстановления прежнего образа Шуши. Работы по восстановлению культурного исторического центра Арцаха продолжаются многие годы. Одна из мечетей уже отремонтирована, однако восстановление мечети Гоухар-ага требовала больших затрат. Сегодня стало возможным заняться и реконструкцией исламских памятников архитектуры.

Неудивительно, что одной из первых на призыв арцахских властей к исламским странам помочь с реставрацией исламских памятников на территории республики отреагировала Исламская Республика Иран. ИРИ — одна из первых стран, признавших независимость южно-кавказских республик после распада СССР и не имеющая территориальных претензий в регионе.

В годы карабахской войны Иран стремился выступить в качестве посредника и примирить стороны. В 1992 году даже было подписано Тегеранское коммюнике о прекращении огня, однако оно так и не вступило в силу. Тегеран и сегодня предпринимает попытки стать посредником в урегулировании конфликта.

Власти Ирана не могли не учитывать реакцию Баку на ирано-арцахское сотрудничество. Однако Иран уже давно и хорошо знаком с азербайджанской риторикой, которая зачастую направлена против самого Ирана. Несмотря на заявления Тегерана и Баку о братских отношениях двух народов, их культурных и исторических связях, разногласия между странами оставляют желать лучшего.

Фальсификация истории в Азербайджане происходит не только в вопросе Армении и Карабаха, но и Ирана. В первую очередь речь идет о претензиях Азербайджана на северо-восточные провинции Ирана Восточный и Западный Азербайджан, у которых страна позаимствовала свое название, и которые Баку называет Южным Азербайджаном. Однако, в отличие от Карабаха, где Баку может проявлять агрессию, рассчитывая на свою военную мощь, в отношении ИРИ подобные действия чреваты серьезные последствиями. Баку использует другие механизмы воздействия на тюркоязычное население Ирана, финансируя и поддерживая пантюркистские движения в ИРИ. Помогает в этом деле, конечно, и Турция.

Азербайджан претендует не только на территории, но и на культурное наследие Ирана. Средневековый поэт Низами Гянджеви был зачислен в ряды азербайджанских поэтов, а персидские цитаты из его поэм на стенах гробницы великого поэта уничтожаются по распоряжению властей. Азербайджан прикладывает усилия приписать к  своему культурному наследию традиционную иранскую игру човган-бази (поло), некоторые музыкальные инструменты, и т.д.

Азербайджанская пропагандистская машина неоднократно использовала религиозный фактор для настраивания двух соседних стран – Армении и Ирана — друг против друга. Азербайджанские СМИ даже использовали имя Верховного лидера ИРИ Али Хаменеи, приписывая ему слова «Карабах – исламская земля», однако иранские средства массовой информации сразу же уличили азербайджанских журналистов во лжи и дезинформации. Конечно, Верховный лидер осуждает военные действия в Карабахе и «агрессию против мусульман», но, учитывая дружественные отношения между ИРИ и Арменией, Тегеран сохраняет сбалансированную позицию в карабахском конфликте.

Заместитель председателя Государственного комитета по работе с религиозными структурами Гюндуз Агаев, комментируя подписание договора о реставрации мечети в Шуши, обвинил армян в уничтожении исламских памятников, а действия иранской компании назвал бесчеловечными и неисламскими. «Помогая врагам, эти «мусульмане» проявляют неуважение к международным правовым нормам, человеческой трагедии, произошедшей в Карабахе. Хотя бы уважали свою веру. Где были эти «мусульмане» когда армяне разрушали наши мечети? Почему не проявляли инициативу тогда?», — сказал Агаев. Неудивительно, если азербайджанскими усилиями для иранской компании будут создаваться сложности для работы и на Западе, где она осуществляет и другие реставрационные проекты.

По-видимому, заявляя 19 декабря об отсутствии информации о нахождении в Карабахе иранских инженеров, спикер МИД Ирана Бахрам Касеми учитывал все эти обстоятельства.

Реализация совместного ирано-карабахского проекта по восстановлению исторического памятника может создать основу для дальнейшего двустороннего сотрудничества. Учитывая правовой статус непризнанной республики, существует ряд правовых сложностей для сотрудничества, однако такие сферы, как культурная, торгово-экономическая, бизнес-сфера, имеющие гуманитарное значение, могут развиваться независимо от внешнеполитических факторов. Иран, Армения и Арцах лишают Азербайджан возможности необоснованно обвинять армянские власти НКР в уничтожении исламского наследия. А для ирано-азербайджанского «закулисного конфликта» появилась новая платформа.

Фотографии: Шаген Назарян

Check Also

Фильм о землетрясении в Армении «Спитак» выдвинут на премию Оскар

Американская академия кинематографических искусств и наук объявила список фильмов на иностранном языке, претендующих на получение …