Home | Армения | Рубен Сафрастян: Турция не заинтересована в том, чтобы начался процесс нормализации турецко-армянских отношений

Рубен Сафрастян: Турция не заинтересована в том, чтобы начался процесс нормализации турецко-армянских отношений

Как победа Реджепа Эрдогана на президентских выборах скажется на  внешней и внутренней политике Турции? Изменится ли политика Турции в отношении США, Европы и России? Можно ли ожидать нормализации армяно-турецких отношений после победы Эрдогана, и что делать официальному Еревану в этом вопросе?  На эти и другие вопросы Пресс-клуба “Содружество” ответил директор Института востоковедения Национальной академии наук Армении, академик Рубен Сафрастян.

Как вы прокомментируете итоги выборов в Турции? И почему турецкой оппозиции вновь не удалось составить конкуренцию Эрдогану, даже несмотря на многомиллионные митинги своих сторонников? 

Это хороший вопрос, потому что это уникальное событие, когда оппозиция собирает такие огромные массы народа. Несколько миллионов человек участвовали в митингах оппозиции. До этого в Турции, в годы правления партии Эрдогана, такого не было.

Все-таки, я думаю, что свою роль сыграла харизматичная личность Эрдогана. Это человек, который может воздействовать на избирателей, используя особенности своей личности. Я очень высоко оцениваю его роль как личности, как лидера, который может сплотить вокруг себя население. Фактически та победа, которую одержала коалиция (правящая Партия справедливости и развития и Партия националистического движения – прим.ред.), это, в первую очередь, победа Эрдогана.

Еще до этих выборов говорилось, что права оппозиции и независимых СМИ ограничиваются, и Турция все больше и больше скатывается к авторитаризму. Можно ли считать, что после победы Эрдогана на этих выборов Турция прошла “точку невозврата”?

Я думаю да. В течение ближайших лет мы будем наблюдать за процессом трансформации Турции в страну, где правит авторитарный лидер. Эта тенденция была явной и в последние несколько лет. Хотя после этой победы Эрдоган получает легитимную возможность осуществлять на практике то, к чему он стремился – быть единоличным лидером нации, а не демократическим, временным руководителем, который будет трансформировать Турцию согласно своему видению. И он это не скрывает, к 2023 году он надеется увидеть вместе с миллионами турецких граждан новую Турцию, создать новую Турцию.

Что ожидать Армении после выборов в Турции? Сохранится ли статус-кво или можно надеяться на положительные изменения в турецкой позиции по вопросу нормализации отношений с Арменией? 

Я, честно говоря, не вижу никаких признаков того, что намечается изменение турецкой политики в регионе Южного Кавказе. Турция будет продолжать свою активную политику в ближневосточном регионе, политику вовлеченности в Сирии, Ираке, фактически оккупации севера Сирии, и нельзя исключать, что будут попытки оккупировать территории на севере Ирака. И, я думаю, что Турция не будет стремиться к тому, чтобы активизировать свою политику в регионе Южного Кавказа. А это значит, что каких-то благоприятных шагов, с точки зрения нормализации отношений с Арменией, не будет.

А что в этом случае надо делать армянским властям? Стоит им выступать с какими-то новыми инициативами или просто заморозить нынешнюю ситуацию? 

Честно говоря, я, как тюрколог, считаю, что Турция фактически не заинтересована в том, чтобы начался процесс нормализации турецко-армянских отношений. А если у Турции нет заинтересованности, то не имеет смысла Армении делать какие-то реверансы. Следует учитывать, что Турция и тот же самый Эрдоган оборвали процесс нормализации, который был связан с пресловутыми армяно-турецкими протоколами. Сначала поставили подписи, а затем отказались от них. Так что Армении не имеет смысладелать какие-то шаги.

В последние годы видны серьезные проблемы в отношениях Турции с США, Европой и Израилем. Насколько серьезны эти проблемы и углубятся ли они после победы Эрдогана на выборах?

Я несколько раз говорил и сейчас повторюсь, что мы видим новую Турцию, процесс создания новой Турции. Этот процесс сопровождается изменениями во внешней политике этой страны. В чем смысл этих изменений? Эрдоган стремится сделать Турцию центром силы не только в региональном смысле, но и в общемировом. Не случайно, что после того, как он ночью объявил себя победителем (на выборах), он заявил,  что его целью является вхождение Турции в десятку ведущих мировых держав. И внешняя политика Турции будет обслуживать это видение Эрдоганомновой Турции.

Турция будет активизировать свою политику в первую очередь в регионе Ближнего Востока, куда она вовлечена. А это означает, что она будет использовать противоречия, которые есть между Россией и Западом, между Россией и западноевропейскими странами и Соединенными Штатами. Фактически, это политика шантажа. Она шантажирует Запад, Соединенные Штаты тем, что улучшает и  усиливает свое сотрудничество с Россией и пытается получить дивиденды от этого. Я думаю, что, все-таки, противоречия в геополитическом смысле между Россией и Турцией сохраняются, и то, что мы видим —  это тактическое сближение. Эрдоган – это мастер политических и дипломатических шагов, и он будет сполна использовать эту возможность играть на противоречиях между Западом и Россией, которые сейчас есть.

А в целом, если характеризовать внешнюю политику Эрдогана, я бы использовал понятие авантюры. Тут есть очень серьезный элемент авантюрности. Потому что играть на противоречиях можно, но слишком долго не получится. Это будет опасно не только для региона, но и для самой Турции.

Айк Халатян

Check Also

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ЦИРК ВНУТРЕННЕГО ПОЛЬЗОВАНИЯ

Список потенциальных этнополитических конфликтов и «непризнанных республик» в Закавказье может пополниться буквально на пустом месте. …