Home | Армения | Путешествие во времени: армянские импрессионисты вернулись в Москву.

Путешествие во времени: армянские импрессионисты вернулись в Москву.

Музее русского импрессионизма в Москве состоялось открытие выставки «Армянский импрессионизм. От Москвы до Парижа». Картины предоставили два ереванских музея.

Музей русского импрессионизма открылся в современном культурно-деловом центре на территории бывшей кондитерской фабрики «Большевик» менее года назад, но уже завоевал популярность среди ценителей искусства — в день его посещает более пятисот человек. Руководство музея уверено, что выставка армянских художников, которая продлится с 25 марта по 4 июня, будет пользоваться еще большим успехом.

Единое полотно армянского искусства «Как-то я приехал в Ереван, а у меня есть такая привычка — я всегда хожу в музеи. Во многих уже был, но вот до Национальной галереи Армении никак не доходило дело. И в этот раз оказалось, что гостиница, в которой я поселился, располагается как раз напротив. Подумал, это судьба. Зашел в музей и, честно говоря, был просто заворожен десятками работ. Поговорил с сотрудниками музея и понял, что русские туристы в него почти не заходят. Если приезжают в Армению, то едут в горы, на озера, еще куда-то… Решил, что обязательно нужно привезти картины в Россию. Поэтому я искренне благодарен армянской стороне, я много кого задействовал, нет смысла перечислять всех, за помощь и взаимопонимание. Весь этот процесс был крайне комфортным. И я очень рад тому, что мы с музеями Еревана смогли сделать такую выставку. С моей точки зрения, она совершенно восхитительна», — сказал учредитель Музея русского импрессионизма и большой знаток этого направления Борис Минц.

Борис Минц Увлекаться работами художников конца XIX — начала XX века предприниматель Борис Минц начал еще в начале нулевых годов, в его коллекцию входят работы Валентина Серова, Константина Коровина, Бориса Кустодиева, Петра Кончаловского, Василия Поленова, Юрия Пименова, Александра Герасимова. На их основе Минц и создал свой музей в Москве, в котором теперь выставляются работы также из других частных коллекций. Выставка «Армянский импрессионизм. От Москвы до Парижа», по замыслу руководства музея, должна стать жемчужиной сезона. На этот раз коллекция музея пополнилась почти шестью десятками работ выдающихся армянских импрессионистов — Мартироса Сарьяна, Вардгеса Суренянца, Карапета (Шарля) Адамяна, и менее известных за пределами Армении художниками — Егише Тадевосяна, Седрака Аракеляна, Оганеса Зардаряна, Ваграма Гайфеджяна и других. «Мы покажем импрессионизм еще не виданный в нашей стране. Естественно, что развитие импрессионизма в мире проистекало не только во Франции, не только в России. И очень важно для нас, для нашей музейной концепции, знакомить наших зрителей с развитием импрессионизма разных стран. У каждого из них свое лицо, свой колорит. Работы, которые собрались в наших залах сегодня, приехавшие из Национального музея Армении и из Музея русского искусства Еревана, яркие, сочные, при этом очень тонкие. И вглядываясь в каждую, можно увидеть, как они не похожи одна на другую и как при этом складываются в единое полотно армянского искусства», — дополнила его слова директор Музея русского импрессионизма Юлия Петрова. Впервые за четверть века «Самое главное в импрессионизме — это первые впечатления. Когда я уже в Москве зашел посмотреть экспозицию, первый импрессион, впечатление было таким — это великолепно. За 25 лет постсоветского развития — это наша первая возможность экспонировать такое большое количество армянских художников, которые причислены к импрессионистам. Мы гордимся, что у нас есть это искусство, и хотели бы, чтобы больше наших друзей, коллег в Российской Федерации знали об армянских художниках-импрессионистах, многие из которых учились в России, путешествовали по Европе и творили это великолепие», — отметил директор Национальной галереи Армении Арман Цатурян. Он вспомнил, как вместе с представителями московского музея ходил по своим залам и по-доброму спорил с коллегами, что стоит везти на выставку, а что нет. «Мне кажется, нам удалось привезти оттуда лучшее наполненное импрессией искусство», — сказал он. «Сегодня праздник и для нашего музея. После стольких постсоветских кризисных лет мы впервые вышли на такой уровень, у нас международная выставка. Для нас это большая честь. Могу сказать, что так будет и в дальнейшем, поскольку у нас большая коллекция русского импрессионизма», — добавила директор Музея русского искусства Еревана Марине Мкртчян.

Марине Мкртчян Открывая армянских экспрессионистов Специально для журналистов за день до открытия выставки была устроена экскурсия по залам, в которых представлены картины армянских художников. «Вардгес Суренянц является сейчас символом Армении. Родившись в семье священника в Восточной Армении, учитель истории и религии, он блестяще знал свою родную культуру, но сам считал себя человеком мира, потому что свободно говорил на шести европейских языках, превосходно знал европейскую художественную культуру, учился в Москве, затем в Мюнхене. Ему свойственна очень благородная и сдержанная классическая гамма и такой раздельный импрессионистский мазок, сквозь который просвечивает холст, — начала экскурсию по выставке ведущий редактор музея Елизавета Новикова. — Вот достаточно загадочный портрет — дамы по имени Анна Идельсон, подруги семьи художника, который был написан чрезвычайно быстро — всего за четыре сеанса. Известно, что Серов мучил своих моделей десятками и сотнями сеансов, а Суренянц работал, как подлинный экспрессионист». Работами армянских импрессионистов Елизавета Новикова проникалась на протяжении довольно долгого времени — именно она говорила каталог выставки и может говорить часами не только о самих художниках и их работах, но также о связи между ними.

«Суренянц, будучи еще семилетним мальчиком, получил публичное благословение от Ивана Айвазовского, которого он встретил в Крыму. Айвазовский даже подарил ему какие-то первые художественные принадлежности, и стоит отметить, что именно пример армянина Ивана-Ованеса Айвазовского был примером для всех художников-армян, примером для подражания», — сказала она. Отметив, что художники-армяне предпочитали заканчивать не Санкт-Петербургскую художественную академию, а Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где преподавали Василий Поленов, Валентин Серов, Константин Коровин. И это тоже их объединяло.»Получалось, что художники-армяне сначала знакомились не с французским первоисточником — импрессионизмом, а с его русским изводом, — добавила Елизавета Новикова и повела к новым картинам.

«Это Егише Тадевосян, вероятно, самый импрессионистический из всех представленных здесь художников. И он также учился в Москве, а художник Василий Поленов был не только его главным учителем, но также, можно сказать, вторым отцом. Потому что именно Тадевосян сопровождал Поленова в его поездках по Палестине, по Ближнему Востоку. И там он писал очень много этюдов, причем часто экстремально скоростных — прямо с палубы корабля, например. Именно в этих поездках Тадевосян проявил свое дарование художника-импрессиониста, пленэриста, замечательно раскрыл его. А потом женился на воспитательнице детей Поленовых, еще крепче связав свою судьбу с этим русским художником…». «Но самым влиятельным художником ХХ века было суждено стать Мартиросу Сарьяну. Именно под его знаком развивалась армянская живописная школа. Он был примером для молодых армянских художников и также был связан с Москвой, где учился на одном курсе с Кузьмой Петровым-Водкиным. В конце двадцатых годов он оказался в Париже, писал там пейзажи с натуры и еще ближе познакомился с импрессионизмом. Его гамма стала более сдержанной, тонкой, в сюжетах проявилось больше внимания к малозаметным уголкам жизни. И в этом, конечно, было уже влияние французских художников», — рассказала Новикова об еще одном знаменитом армянском художнике, чьи картины на два с половиной месяца украсили московский музей.

Источник-armeniasputnik.am

Check Also

Никол Пашинян посетил кафедральный собор Преображения Господня Российской и Ново-Нахичеванской епархии ААЦ

В рамках рабочего визита в РФ премьер-министр Республики Армения Никол Пашинян вместе с супругой Анной …