Home | Аналитика | Александр Цинкер: “Это долго объяснять, что такое Ереван и евреи ереванского розлива”

Александр Цинкер: “Это долго объяснять, что такое Ереван и евреи ереванского розлива”

Нет нужды представлять Александра Цинкера читателям. Бывший ереванец, в дальнейшем – израильский парламентарий, известный общественный деятель и политолог Александр Цинкер уже без малого четверть века добивается признания геноцида армян израильским парламентом. Немало усилий он прилагает и для развития дружеских отношений или хотя бы прочного и долговременного сотрудничества между нашими странами.

Александр любезно согласился дать интервью нашей газете, и сегодня мы представляем эту беседу нашим читателям. Но прежде мне всё же хотелось бы сказать несколько слов о своих личных впечатлениях от встречи с известным политологом и общественным деятелем Александром Цинкером. Особенность этого интервью заключается в том, что вопросов у меня было много, но большинство из них мне задавать не пришлось: в ходе беседы, отвечая на один вопрос, Александр затрагивал темы экономики, политики, общественных связей. Он не перескакивал с вопроса на вопрос, с темы на тему, а выстраивал цельную картину, где всё взаимосвязано. Это и не удивительно, ведь Цинкер по образованию инженер-электронщик, специалист по системам управления. И подход его, системный, проявляет себя и в мышлении, и в делах.

-Что связывает вас с Арменией? Часто ли здесь бываете?
— Я по сути своей ереванец. Отношу себя к евреям, которых можно назвать «евреи ереванского розлива».

— Что это подразумевает?
— Я, конечно, могу долго объяснять, что такое Ереван и евреи ереванского розлива. Но что-то нужно не только понять, но и прочувствовать, прожить. Или прочувствовать, прожив. Наверное, так. Это понятно для тех, кто здесь сформировался. А я сформировался именно здесь. Жил в Ереване с десятилетнего возраста, здесь закончил школу и институт. Правда, диссертацию защитил в Москве. В 1988 году, после землетрясения в Спитаке, когда я вернулся в Армению, бывший главный архитектор Еревана Гурген Нерсесович Мушегян обратился ко мне с просьбой помочь с компьютеризацией генеральных планов городов.
И я занимался компьютерными системами до моего отъезда в Израиль. А вообще всё началось в 1976 году. Я пришёл тогда на работу в проектный НИИ АСУ Еревана по приглашению Эдуарда Ашотовича Вардапетова. Он был моим учителем, и это он буквально заставил меня написать диссертацию. «Другие сначала пишут диссертацию, а потом внедряют. А у тебя всё наоборот – ты уже внедрил, осталось написать диссертацию». Начинали мы свою работу буквально с нуля, и нас было всего 12 человек. А когда я уезжал, в НИИ работали уже 500 человек. Мы начали собираться в Израиль ещё в 1989 году. Время тогда было уже неспокойное.

— Вы почувствовали угрозу для себя и своей семьи?
— Я дружил с людьми из комитета «Карабах», например, с Ашотом Манучаряном. Однако в городе уже было неспокойно. Возле школы, где учились мои дочери, в то время проводились митинги и, естественно, мы волновались за детей.

— Вас вынудила уехать нестабильность?
— Да, мы уехали всей семьёй – 10 человек: мы с детьми, отец, брат с семьёй. Снова я приехал в Армению только в 2006 году, хотя были планы приехать в двухтысячном.

— Что помешало?
— Тогда, в двухтысячном, планировался визит группы израильских парламентариев в Армению. Мы уже даже визы получили. Но потом армянская сторона попросила нас перенести время визита. Сейчас, анализируя те события, я понимаю, чем была обусловлена та просьба. После развала СССР Израиль почти сразу признал независимость всех бывших советских республик и Армении в том числе. Но в своей внешней политике по отношению к бывшим советским республикам Израиль делал упор на развитие экономических и политических связей прежде всего с мусульманскими государствами, которые граничат с Ираном. А это в первую очередь Узбекистан и Азербайджан. Вы понимаете, с чем это связано: Иран в открытую угрожает Израилю уничтожением, и мы не можем не реагировать на подобные угрозы (у нас нет ничего против иранского народа. У нас проблема лишь с властью айятолл в этой стране. А при шахе отношения между Ираном и Израилем были вполне дружественными). И так получилось, что нашими стратегическими союзниками были Турция и Азербайджан, а у Армении стратегическим союзником был и остаётся Иран. По-видимому, чтобы не раздражать своего стратегического союзника, армянская сторона и попросила нас отложить свой визит. И хотя дипломатические отношения между Израилем и Арменией были официально установлены в 1992 году, в течение следующих почти двадцати лет отношения между нашими странами практически не развивались. Контакты были, но на очень низком уровне, если не считать неофициальный визит в Израиль Роберта Кочаряна в двухтысячном году.

— А что изменилось сейчас? Допустим, что с Турцией у Израиля сейчас резко ухудшились отношения. Но товарооборот между двумя странами не снижается. Азербайджан как был рынком сбыта для израильского ВПК, так и остаётся. Кроме того, из Азербайджана Израиль получает около 50% требуемых для него нефтепродуктов. Да и Армении не резон портить отношения с Ираном.
— Так-то оно так, но не совсем. Во-первых, с Турцией у Израиля уже никогда не будет прежних взаимоотношений, по крайней мере в обозримом будущем. С Азербайджаном тоже не всё так просто. Вот посольство Израиля в Баку есть, а азербайджанского в Израиле нет. Азербайджанцы объясняют это тем, что опасаются реакции мусульманских стран. Но не это главное. В начале девяностых годов прошлого века наши страны оказались как бы на разных геополитических полюсах. Израиль был союзником США и Турции, а Армения – России и Ирана. Однако с тех пор многое изменилось. Израиль и Россия нашли друг с другом общий язык. Заметьте, что Израиль, несмотря на сильное давление со стороны Евросоюза (как же так, нас травят, а вы молчите?!) и США, не присоединился к политике эмбарго в отношении России, не стал высылать российских дипломатов. В свою очередь и Россия с пониманием относится к интересам и беспокойству Израиля во всём, что касается его безопасности. В частности, в вопросах, связанных с Сирией. Этот политический процесс между Россией и Израилем, безусловно, оказал влияние и на армяно-израильские отношения.

— Сдвиги есть?
— Это очевидно.

— В чём это выражается?
— В 2012 году, в ходе визита министра сельского хозяйства Израиля Орит Нокет в Армению, между нашими странами были подписаны первые соглашения о сотрудничестве в области сельского хозяйства. Также была достигнута договорённость о совместных проектах в сфере технологий, страхования и инвестиционных рисков. С того времени активизировались и контакты между парламентариями обеих стран. Очень много делает сейчас для развития наших отношений вице-спикер Кнессета Тали Плосков. Совсем недавно прилетал в Армению министр регионального сотрудничества Израиля Цахи А-Негби. Этот визит тоже не прошёл даром. Наконец, в прошлом году министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян посетил Израиль по личному приглашению премьер-министра Нетаньяху в связи с запуском израильского беспилотника Aeronautic на позиции Армении. Армянский министр и израильский премьер говорили с глазу на глаз и детали этой встречи неизвестны. Однако мы знаем, что в ходе этой беседы были достигнуты договорённости о развитии двусторонних взаимоотношений между нашими странами. Добавлю, что два года назад по моей инициативе был создан армяно-израильский форум, куда вошли армянские и израильские общественные деятели и видные ученые. Форум работает постоянно, помогает в налаживании деловых и культурных связей между двумя странами.

— Соглашения, договорённости – это хорошо. Ну а реально что-то изменилось к лучшему?
— Безусловно. В рамках подписанных соглашений начато сотрудничество между крупнейшей армянской компанией в области аграрной экономики «Спайка» и израильским Международным Институтом Менеджмента в Галилее (этот институт был образован на базе сельскохозяйственной школы). Теперь ежегодно сорок специалистов из Армении будут проходить стажировку в Израиле. Кстати, в «Спайке» я видел продукцию крупнейшего израильского химического концерна: «Исраэль Кимикалим». За последние годы оживился и туризм между двумя странами: армянская авиакомпания, которая так и называется – «Армения» – осуществляет прямые рейсы в Израиль и из Израиля в Армению дважды в неделю. Наконец, в этом году станут побратимами израильский город Петах-Тиква, где живёт немало выходцев из Армении, и Гюмри.

— Вы считаете, что этого достаточно?
— Разумеется, нет. Но поймите одну вещь: у Израиля столько проблем и направлений в политике и не только, что заниматься специально Арменией наша страна просто не в состоянии – уже хотя бы потому, что Армения не является стратегическим партнёром Израиля. Тут принцип простой: получится организовать взаимовыгодное сотрудничество – хорошо, нет – не надо. Израиль, точнее израильских бизнесменов – а мы говорим в первую очередь именно о бизнесе – нужно заинтересовать, как и любых бизнесменов, впрочем. Армении есть чем заинтересовать Израиль. Но тут складывается парадоксальная ситуация. За примерами далеко ходить не надо. Вот рядом с Арменией находится Грузия. Израильтяне, которые очень любят всё новое, любят путешествовать и, главное, готовы платить, изъездили Грузию вдоль и поперёк. Они знают, что Грузия – это горы, это вкусная еда, это красивая музыка и зажигательные танцы. Армения – всё то же самое и ещё больше, но израильтяне об этом не знают! И тут возникает вопрос: а кто должен открывать Армению для израильтян – сами израильтяне или армяне? Думаю, что это двусторонний процесс. Нужно идти навстречу друг другу. Это касается не только туризма, но и любого сотрудничества, в том числе инвестиций. Невозможно мечтать об инвестициях и в то же время ничего не делать для их привлечения. Вот в Грузии, например, сумели привлечь израильские инвестиции в экономику страны. Там многие гостиницы построены израильтянами. Израильтяне любят не только путешествовать, но и инвестировать. Инвестируют израильтяне много, причём не боятся рисковать. Например, израильтяне строят в Болгарии или в Румынии, где ситуация, как общая в экономике, так и в инвестициях, весьма неопределённая. В Армении необходимо очень много вложить в развитие инфраструктур, без этого сегодня не будет экономического развития страны. Но инвесторам нужны гарантии. Если они посчитают, что им выгодно вкладывать деньги в армянскую экономику, они вложат.

— А что нужно сделать для того, чтобы убедить инвесторов вкладывать деньги в Армению?
— Прежде всего инвесторы должны убедиться в отсутствии коррупции в стране. Достаточно вспомнить пример Льва Леваева, который открыл в Армении ювелирное производство. Но через год ему сказали: правила меняются. И тогда он вывел свои деньги из Армении, закрыл производство. Всё закончилось. А потенциал был большой. Если Армения победит коррупцию, улучшит свой рейтинг безопасности для инвестиций, то почему бы израильтянам и не инвестировать сюда свои капиталы? Из Израиля всего два часа лёту до Армении.

Check Also

Армяне осадили редакцию Радио «Комсомольская правда»,Они потребовали извинений от ведущих «Главтемы» Михаила Леонтьева и Михаила Юрьева [видео]

А все началось с эфира авторской программы «Главтема» на радио «Комсомольская правда» Михаила Юрьева и Михаила …